МОЛОДОСТЬ ФАКУЛЬТЕТА

Н.Н. Иорданский

На Медико-биологическом факультете я работал с 1964 по 1979 гг., и это был, мне кажется, наиболее интересный период его истории, включавший процесс становления факультета. С некоторой условностью этот период можно разделить на три этапа, постепенно переходившие один в другой , но в целом заметно различавшиеся..

Первый этап (1964-1969) соответствует формированию факультета, которое происходило постепенно: по мере перехода студентов будущего первого выпуска с курса на курс формировались новые кафедры (в первые годы на факультете действовали лишь общеобразовательные кафедры и курсы биологии, морфологии, математики, физики и химии). С каждым годом, с приходом ноIordanskij7.jpg (21572 bytes)вых студентов, в здании МБФ на Большой Пироговской улице становилось всё шумнее и теснее. К тому же на протяжении многих лет в здании факультета продолжался какой-то удивительный перманентный ремонт, и перетаскивание мебели и оборудования из комнаты в комнату и с этажа на этаж было тогда для сотрудников своего рода “любимым спортом” (и лекции иногда приходилось читать под аккомпанемент ударов кувалды за стеной…). Кафедры меняли своё местоположение в здании, на первых порах довольно быстро менялся и преподавательский состав.

Пожалуй, этот период в истории МБФ можно назвать “романтическим” (несколько перефразируя известные строки Окуджавы, …дали были голубы, было замыслов в избытке…). Это было время педагогических экспериментов: ещё не было ни устойчивых учебных планов, ни вполне ясных представлений о том, какие знания должны приобрести на МБФ будущие выпускники. Большинство тогдашних преподавателей МБФ были молодыми специалистами, лишь недавно получившими дипломы – и, по причине молодости, увлечённости своей наукой и отсутствия значительного преподавательского и жизненного опыта, были склонны к романтическому преувеличению значения именно своего предмета в общей системе преподавания (разумеется, я в полной мере отношу это и к себе самому; я попал на МБФ сразу после аспирантуры в МГУ , и незадолго до этого студентки самой первой группы, которой я достался в качестве преподавателя, подарили мне после завершения занятий смешного утёнка с подписью “Он тоже делает первые шаги”). Энтузиазм молодых преподавателей, с одной стороны, способствовал неформальному отношению к делу, более живому и интересному изложению материала, но, с другой стороны, этот же энтузиазм был причиной изрядной перегруженности занятий при высокой требовательности преподавателей на зачётах и экзаменах. Это делало обучение на МБФ достаточно тяжёлым и сособствовало значительному отсеву неуспевающих студентов в первые годы существования МБФ.

В этот ранний период истории МБФ народа на факультете было сравнительно немного, и общение сотрудников разных кафедр было более обычным и частым, чем в последующие годы. Среди преподавателей МБФ того времени было много интересных и ярких людей, общение с которыми оставило в памяти глубокий след; среди них - биологи А.А. Малиновский, Н.Н. Воронцов (к сожалению, очень недолго возглавлявший курс биологии), В.И. Прилуцкий, В.В. Язвиков, физик М.М. Горшков, химик В.Н. Захарченко и многие другие.

Характерной чертой романтического этапа в истории факультета был активный интерес многих сотрудников небиологических кафедр к проблемам биологии (иногда этот интерес приводил к забавным результатам, как, например, в постановке экспериментов по улавливанию и концентрации таинственного “биологического поля” с помощью вогнутых зеркал, причём совершенно не принимались во внимание особенности экологии и физиологии подопытных животных).

Для некоторых сотрудников МБФ интерес к биологии стал даже основным содержанием их дальнейшей деятельности. Например, В.А. Геодакян оставил химию (в которой, по отзывам коллег, успешно работал) ради попыток разобраться в сущности и причинах половых различий организмов, а Ю.В. Чайковский, преподававший на МБФ математику, занимается ныне историей эволюционных концепций, с упорством пропагандируя антидарвинистские взгляды.

Кафедру биологии (многократно изменявшую своё название: “эволюционная биология”, “общая биология”, “биология и генетика” и, наконец, просто “биология”) после Н.Н. Воронцова возглавил В.Н. Замараев, человек уже немолодой, но сохранивший энтузиазм молодости. В эти годы преподавателями кафедры были В.П. Заренкова, Е.Н. Панов, В.И. Прилуцкий и я; несколько позднее на кафедру пришла Г.Я. Кренке. Нельзя сказать, что мы были “коллективом единомышленников”: разногласия и споры при обсуждении различных вопросов преподавания возникали нередко и иногда достигали изрядного накала, но эти дискуссии не нарушали общей обстановки доброжелательности на кафедре. В ходе этих дискуссий постепенно формировалась структура преподавания биологии на МБФ. В 1964-1968 гг. первые 5 студенческих курсов проходили летнюю биологическую практику в полевых условиях: на Оке в р-не с. Данки (рядом с Приокско-Террасным заповедником) и на Волге, на базе Конаковского спортивного лагеря института. Можно сказать, что и эти первые летние практики были данью романтическому периоду истории - к сожалению, позднее биологическую практику стали проводить в Москве на базе МБФ, с выездами за город для сбора биологического материала.

Следующий период в истории факультета (1969-1974 гг) стал временем организационной стабилизации. Состоялись первые выпуски студентов, закончивших МБФ, и появилась возможность подвести некоторые итоги деятельности факультета и сделать коррекцию учебных планов. В 1969 г. были объединены курсы общей биологии и генетики, и создана кафедра биологии и генетики (название её, конечно, было выбрано этимологически неудачно, но подчёркивало “конфедеративный характер” этого объединения), которую возглавил Ю.А. Романов. Вместе с ним на кафедру пришли А.Н. Блохина (Звенигородская) и В.П. Рыбаков, позднее – Е.Е. Гупало и И.Ф. Голиченкова. Эти годы, пожалуй, можно назвать своего рода “золотым веком” кафедры биологии: установились ровные доброжелательные отношения в коллективе сотрудников, учебный процесс принял отлаженную форму, интенсивно развивалась научная работа, публиковались кафедральные сборники научных трудов. На кафедре появились первые аспиранты, среди которых были будущие преподаватели следующего поколения: Т.Н. Ивченко, В.А. Степаненко, О.П. Захарченко, А.И. Антохин и мой ученик Н.Н. Морозов.

Коля Морозов начал работать на кафедре ещё студентом (в студенческом биологическом кружке, затем в качестве дипломника). В Н.Н. Морозове счастливо соединились таланты морфолога и экспериментатора, что позволило ему в кандидатской диссертации сделать существенный вклад в решение сложной общебиологической проблемы морфо-функциональных соотношений разных уровней структурной организации систем организма. При этом он успешно использовал комплексный подход, основанный на применении методов анатомии, гистологии, гистохимии, биомеханики, физиологии и биохимии. Н.Н. Морозов был также талантливым преподавателем и продолжал работать на МБФ до своей трагической гибели в 1994 г., оборвавшей нашу многолетнюю дружбу и сотрудничество.

Во второй половине 70-х гг. Медико-биологический факультет вступил в период относительной стабильности, когда преподавательская работа приобрела черты некоторой рутинности. Возрастало количество студентов на последовательных курсах; увеличивалась педагогическая нагрузка, уменьшалось время, остававшееся для научной работы. При этом много внимания стало уделяться формальным аспектам преподавания (программированный контроль, графологический анализ структуры занятий, многообразнейшая отчётность и т.п.), требовавшим интенсивной бумаготворческой деятельности. Украсили для меня эти годы успешные выступления команды студентов МБФ на московских межвузовских биологических олимпиадах, где в течение нескольких лет подряд наша команда занимала первые и призовые места как в личном, так и в командном зачёте, опережая студентов-биологов МГУ, УДН, педагогических, медицинских и сельскохозяйственных вузов Москвы. В разные годы за “олимпийскую команду” МБФ успешно выступали П.В. Стручков, Е.И. Цымбал, П.А. Сломинский, Н.А. Щекутьева, Д.Д. Харкевич и др. студенты. Спасибо им всем, и, значит, неплохо мы их учили!

Вообще одной из привлекательных сторон работы на МБФ для меня было общение со студентами. На всех курсах, сменявших друг друга на протяжении 15 лет моего преподавания на факультете, было немало студентов, проявлявших серьёзный интерес к биологическим проблемам и успешно овладевавших знаниями. Среди них на каждом курсе были яркие, одарённые люди; многие из них остались в памяти.

С другой стороны, даже общение с нерадивыми студентами иногда бывало небезынтересно. Как в те годы говорил М.М. Горшков, такие студенты “заставляют преподавателей совершенствовать своё педагогическое мастерство”. И среди скучных выступлений таких студентов на семинарах и унылых ответов на зачётах и экзаменах – нет-нет, да и блеснёт нечто неожиданное и яркое! В заключение – некоторые извлечения из моих записей, сделанных в разные годы на занятиях, зачётах и экзаменах различных курсов. Их можно назвать

СТУДЕНТЫ НЕ ШУТИЛИ

<Назад> <Далее>